(от редактора : цинично пользуясь служебным положением оставляю царапину на монументе. Егор, спасибо тебе за летопись. Много с чем не согласен и по началу, каюсь, полез вставлять свои комментарии. ( Если не все удалил - срочно пишите на lsd_str@pisem.net ! ). Глупости! Сколько курсантов, столько разных мнений. Главное, настроение в некоторых местах передано очень точно. Достойный труд. Так пусть он остается авторским. С правом на субъективизм. Лично я не один раз я еще буду это перечитывать. Легезо)

 

18 июня, понедельник

 

20:00. Приехали. Всё оказалось хуже, чем я ожидал. Это действительно казарма. Немного хочется есть и очень сильно пить. У всех, похоже, с этим проблема. Радует одно: завтра мы завтракаем в офицерской столовой (за деньги :(). Ходят слухи, что по ночам здесь шастают голубые. Искренне надеюсь, что это неправда. В одном торце жилого помещения находятся турник, брусья и плакат со здоровым парнем. В другом - умывальники и туалет (по 5-ти бальной шкале комфорта тянет на 0,5 балла). Российский солдат - самый выносливый солдат в мире!

Отщелкал 14 кадров. Только что было построение. Нами командовал старшина - прапорщик Хабиров. Он только прочитал список фамилий, но я уже понял, что анекдоты про прапорщиков - суровая правда жизни. Отбой сегодня в полночь, завтра и всегда - в 23:00. Разведал местный санузел: вода только холодная, туалет системы "очки", любопытной деталью является то, что дверь кабинки имеет высоту менее 1 метра. Прапорщик уже обнаружил двоих пьяных, Тимура и Игоря. Думаю, что увольнения им не грозят. Темновато: работают 3 из 18 лампочек. Снял 15-й кадр (здоровые парни). Отбой.

0:28. Обнаружил 2 проблемы: "белые ночи" и скрипучие кровати. Прапор ушел ... :) 21 день до приказа.

0:35. 3-я проблема: тот, кто храпит - засыпает первый.

0:45. Сделал 2 кадра: "белые ночи" в казарме & бойцы, застигнутые врасплох.

1:08. Бойцы затихли.

 

19 июня, вторник

 

6:50. Подъем в 7:00, а половина людей уже на ногах. Нас строят, вместо зарядки идем выбивать одеяла от пыли. В казарме остаются лишь трое дежурных, среди которых Андрюха Пылаев. По возвращении тов. прапорщик показывает, как надо заправлять кровать. Похоже в армии это уже ритуал. Делаем, как он сказал. Казарма стала немного прикольней. Надпись на плакате между этажами: "Красив в строю - силен в бою". Это глубоко символично. См. 18-й кадр.

8:05. Пренеприятнейшее известие: вместо завтрака обещают чай с плюшками. Очень мило с их стороны. До 9 часов, по ходу, придется подручными средствами груши околачивать. В связи с этим 19-й кадр.

12:19. Слухи о завтраке оказались слухами. Мы поели на 25 рублей в офицерской столовой. Ассортимент здесь не как в столовой МГУ - из гарниров есть гречка, гречка и гречка. На выбор сосиска или гуляш, салат из огурцов и помидоров, вишневый нектар. Боюсь представить, что ждет нас в курсантской столовке. После завтрака инструктаж. Идем под дождем в медсанчасть. Командует молодой капитан с явными признаками наличия интеллекта. В медсанчасти знакомимся с главным врачом - подполковником Дмитрием Ивановичем :). Забавный мужик. Медкомиссия: "Жалобы есть?" - "Нет!" - "Хронические болезни?" - "Разве что плоскостопие." - "Какой степени?" - "Второй." - "Следующий!". Типа годен.

Дождь усиливается. Просыпается ностальгия по Родине, где сейчас жара и девушки в бикини. Вернулись в казарму - заставили делать уборку. Пришлось мыть подоконники и пол. Мыл тряпку в умывальнике - увидел Андрюху с недовольным видом выходящего из туалета. По закатанным рукавам я понял, что дело серьезно: "Егорыч, ты не представляешь, как тебе повезло ..." Что-то мне подсказывает, что он говорит правду.

Первый взвод вернулся с военной формой. Судя по тому, что она старого образца (цвета детской неожиданности), тертая и мятая, слова нашего начальника, что ее носили всего один раз, всего лишь военная хитрость. Сейчас недолгий перекур, чем я и пользуюсь. Еще одна новость: почта - единственная возможность связи с внешним миром - закрылась на месяц. Похоже, все ушли за Клинским. Кстати, к приятным новостям можно отнести то, что нам в еду, по словам главврача, не добавляют бром хотя бы потому, что слишком сильно напряглась бы отечественная химическая промышленность.

Наш (третий) взвод расформировали и добавили к первому и второму. Еще один аргумент за то, что организация сборов идет достаточно спонтанно. Местные курсанты поглядывают на нас как-то недобро, нам рекомендовали держаться от них подальше. Ну, не очень и хотелось. Говорят, по выходным и праздникам бывают дискотеки, но, думаю, в роли девушек там выступают младшие по званию, или по очереди.

13:14. Вернулся с формой второй взвод. Я заметил одну особенность: форма (рубахи, штаны) очень сильно растянуты (или подшиты) так, что расширяются к поясу и сужаются в плечах и внизу. Форма издалека напоминает (. Мы пойдем за ней после обеда, т.к. люди, которые ее выдают тоже хотят кушать. К вечеру мы сдадим гражданскую одежду и будем с утра до вечера носиться в этих лохмотьях и на каблуках наших кирзачей. Начальство приказало уничтожить все имеющиеся в наличии скоропортящиеся продукты. Тут начался ажиотаж.

Хочется отметить отдельных бойцов, которые зашарили свои ресурсы на полный доступ. Молодцы! Когда у нас закончился хлеб, мы стали делать бутерброды из копченной колбасы с намазанным плавленым сыром. Когда еще доведется так покушать? Армия конечно нужна, для контраста. Думаю, что после возвращения вряд ли когда-нибудь буду жаловаться на условия проживания в общаге. Только здесь можно понять, как прекрасна жизнь... правда там, где нас сейчас нет.

15:08. Вернулись с обеда. Наконец-то мы стали почти настоящими курсантами. Итак, к делу. Рацион солдата: - Суп на водяном отваре. Единственный замеченный ингредиент - перловка, зато в изобилии. - Картошка с песком (или, может, соль не растворилась) и холодная жареная камбала с повышенным содержанием кальция и фосфора. - Компот отдаленно напоминал напиток, сваренный из сухофруктов. Правда, обед очень удачно дополнял кусочек маринованного огурца. В общем обед - яркий пример того, как количество успешно вытесняет качество.

После обеда мы получали форму. Это тоже было шоу. Одна за другой выходили тройки бойцов, получивших брюки галифе, китель и сапоги. Практически каждый находил в своем обмундировании деталь, отличавшую его от всех остальных. И дело было даже не в номере, написанном мелом на спине (вернее, чуть ниже), а в тех дефектах, которые были найдены. У кого-то полы кителя были разной длины, кому-то достались сапоги разного размера и высоты. У меня оказался более или менее сносный комплект, хотя в боевых условиях мнение может измениться. Последние пять человек получили ультрамодные комплекты менее ядовитого цвета, причем переливающиеся на свету, что, видимо, должно улучшать их маскировочные свойства в темноте.

После этого был инструктаж, на котором нам завтра обещали легкую пробежку на 3 км в полной (форма №4) или до пояса (форма№2) амуниции. Сегодня же мы сдаем свои гражданские вещи в каптерку. Халява закончилась :(. Добро пожаловать в армию, сынок! Еще предстоит погладить это все. 20-й кадр - я и Андрюха после обновки или "2 бойца, 2 конца, посередине гвоздик". Завязывать портянки - давняя армейская забава, не менее пикантная, чем заправлять кровать. Причем делать это нужно гораздо быстрее и точнее, поскольку есть риск себе "ноги до задницы сточить" (из армейских цитат). Нам за вечер нужно освоить технологию завязывания портянок, пришить подворотнички и вдеть кокарду и петлицы. 21-й кадр - с Борей и Димой на фоне маскировочного плаката в нашей комнате.

19:13. Какой же долгий сегодня день! Забыл сказать: командира нашего (расформированного) взвода Юру Романова повысили - он теперь зам. старшины, т.е. самый главный из рядовых. Но, несмотря на столь высокий чин, он помогает нам, простой серой, вернее зеленной массе в проблемах вдевания всяких петличек. За это ему большое спасибо. Кстати, 22 кадр - это он за делом.

Пообщались снова с товарищем прапорщиком. В армии матом не ругаются, в армии на нем разговаривают. Недостаток интеллекта порой порождает такие словообороты, которые специально не придумаешь. Цитата дня: "В писсуары не ссать! Чей х&й увижу в писсуаре - живо в наряд попадете". Еще поделился некоторым секретом обращения с девушками: "Зачем еб&ть бабу в бок, надо прямо". Судя по всему наш старшина - кладезь знаний и умений. Только что (21:35) научил нас пришивать подворотничок к воротничку. Это третий ритуал, который должен знать и уметь каждый. Мой разум решительно отвергает такой образ жизни.

Арсен подошел к тов. прапорщику с вопросом по пришиванию подв. к воротн., показал свою работу, на что тов. прап. без промедления оторвал один от другого, уничтожив 20 минут работы Арсена. Такие здесь законы: 1) Командир всегда прав. 2) Если он не прав, смотри п.1. Т.е. абсолютно комфортно себя чувствовать из военных может только наш верховный главнокомандующий В.В.

22:40. Еще один шедевр в исполнении старшины: дана команда построиться в шеренгу по три (это нужно было, чтобы нас пересчитать), он идет и считает, останавливается на полпути (видит в очередной колонке только двоих) с фразой: "А что это за х&йня?" - "Здесь просто маленький стоит - не видно" :). Кстати, на ужин была гречка, 1 и 1/3 сосиски, сливочное масло, хлеб, чай. Посмотрим, когда это снова повторится.

22:57. Через 3 минуты отбой.

 

20 июня, среда

 

14:15 Позавтракав макаронами по-флотски (с упором на первое слово), мы вернулись в казарму и стали приводить себя в порядок. Точнее не себя, а одежду, в которой нам осталось ходить все 20 дней, которые остались до дембеля. К 14.00 все уже были в порядке (как нам казалось) и готовы к осмотру. Забыл сказать, меня назначили командиром 3-ого отделения 1-ого взвода, т.е. тех бойцов, которые попали в первый взвод из расформированного третьего. Мы наконец-то избавились от гражданской одежды и имущества.

Я заметил, что местные командиры ведут себя так же, как и на нашей военной кафедре. Говорят: сдаем вещи сегодня, на деле выходит завтра в обед. Зато наш замполит говорит красиво. На построении один курсант (нас теперь так называют) держит руки в карманах. Замполит: "Что. В бильярд играешь? Ну и кто выигрывает?" Другой курсант стоит расставив ноги значительно шире, чем положено. Замполит: "У тебя что, такие большие?". Вот так.

15:26. Вернулись с обеда. Были щи, гречка с какими-то загадочными котлетами и компот. Похоже, он был чуть слаще вчерашнего, или мы стали менее привередливыми. У нас началась строевая подготовка. Через десять минут продолжим. Так что, уважаемая Катерина Матвеевна, прощаюсь с Вами ненадолго, чтобы перетянуть портянки.

16:33. Сделал 24-й кадр - мое отделение, 25-й - я с отделением (может быть плохим, т.к. снимавший человек оставил свой отпечаток на объективе).

22:07. 26-й дежурный "у тумбочки", 27-й - рота за просмотром программы время. Так получилось, что сегодня было мало времени для летописца. За день мы научились начищать сапоги, маршировать, прорепетировали команды "подъем", "отбой". Подъем (поднятие с кровати, одевание по форме №4, построение) на первый раз занял у нас полторы минуты, что в двое превышает норму. Но, честно говоря, меня удивило, что это произошло так быстро. Вечером на ужин давали перловку с камбалой (это уже первое повторение), зато прапор нагрузил нас после этого новыми перлами. Какими, напишу после прогулки.

00:09. В Питере проливной дождь. Солнца здесь мы до сих пор не видели. Все байки завтра. Спокойного сна, Столица.

 

21 июня, четверг

 

09:14. С утра была пробежка - 3 км. Одеты были по форме 2 (голый торс). Она (пробежка) оказалась легче, чем многие ожидали (в их числе и я). В целом, жить можно, главное, чтобы портянки не подвели, а здоровья хватит. На завтрак дали пшенку и полторы сосиски. Как обычно масло, хлеб, чай. Старшина нас обругал за нечищеные сапоги. Сейчас у нас первая пара - занятие по предмету "Уставы" с замполитом. Он зачем-то спрашивает у всех дату рождения, полное имя, а также имя и год рождения братьев и сестер. Пользуясь случаем, хочу передать привет всем тем, кто меня любит и ждет.

Ненадолго отвлекусь, чтобы рассказать то, что я обещал вчера. Я стараюсь приводить наиболее цензурные случаи, т.к. если буду рассказывать все - у всего взвода закончится бумага к концу сборов. Кстати, пока мой бумажный спонсор - Олег Шорин. Дай бог ему вдвое больше бумаги, чем он дал мне. Итак, ПНС (так я теперь буду сокращать "Приколы Нашего Старшины") в порядке увеличения процента ненормативной лексики. "Вот один курсант порвал неправильно материал на портянки. А знаете, сколько стоят портянки?" - пауза - "Семь рублей!" - взвод смеется - "За каждую" :) Следующий ПНС. Перекличка: - Бабенко! - Я! - Барабанов!.. Баранов - Я! Взвод смеется. - Что высмеетесь? Я же не сказал Семизалупкин. ... - Петров! - Я! - Петров! А, вас двое? Тогда буду называть вас Эм и Вэ, т.к. вы оба А. [смех]. Что вы смеетесь, я же не сказал Эм и Жо! ПНС №3: "Дежурный по роте! Что ты здесь стоишь? Доложил и иди к тумбочке. Вдруг там кто-нибудь уже презерватив кинул, а я на нем поскользнусь!" И, наконец, на десерт: "Второй взвод, что вы ходите так, будто вас всех изнасиловали. Идут, и насилуют друг друга" ... "Так, сколько времени?" - "22:20 - время прогулки" - "Ага, понятно. Ну, на пргулку мы сегодня не пойдем, потому, что если мы туда пойдем, я вас задрочу..." [в смысле строевой подготовкой]

Итак, сейчас 18:43, мы сидим (1-ый взвод) на занятии по самоподготовке. В теории, все должны учить присягу, но, вместо этого, в комнате галдеж. Кстати, снял кадр, где Олег и Юра сидят с уставами. Естественно, он инсценирован. Настоящие студенты этим в свободное время не занимаются. Часом - двумя ранее мы бегали с нашим ком. взвода (раньше он проходил под кличкой "Замполит"). Он оказался хорошим педагогом, дал нам побегать, но, вместо того, чтобы стаптывать сапоги по колдобинам дороги, окружающей училище, мы бегали в лес, где в течение минут сорока отдыхали на траве и получали наслаждение от общения с природой. (Впервые выглянуло солнце, что придало лесу живой колорит.) Некоторые бойцы занялись реслингом, за чем наблюдали остальные. Сначала это был кик-боксинг, потом борьба. Перетерли с ком. взвода, он обещал нам еще одну такую вылазку, на которую я возьму фотоаппарат, чтобы Вы, достопочтенная Екатерина Матвеевна, тоже смогли оценить красоту происходящего.

До пробежки мы в свободное время ходили в офицерскую столовую, вернее буфет. Немного перекусили Марса и попили вишневого сока с мякотью и минералки. Вернулись в казарму - никого нет (кроме дежурных конечно). Оказалось, что все ушли разгружать какие-то кровати. А нам выпал редкий случай отдохнуть и привести себя в порядок. Еще раньше был обед, где давали суп с лапшой и жареную холодную камбалу (уже в третий раз). Еще мы сегодня стаптывали себе сапоги до обеда: ходили строем и все такое. Кадр 29 - я за написанием того, что вы сейчас читаете. Рядом со мной Помощник, в простонародьи Миша Козин, которого сморило после километров пяти бега.

Оказывается у командира отделения не менее сложная участь, чем у зам комвзвода. Каждый восьмой день придется быть дежурным по роте, в моем распоряжении будут трое дневальных, придется мучить подчиненных на предмет их внешнего вида (производить утренний осмотр), докладывать по форме о результатах более высокому начальнику. Постараюсь оправдать оказанное мне доверие. Ладно, попробую пока поучить устав, а то завтра замполит может ошарашить этим или обязанностями командиров. 30 кадр - Такое у нас сегодня небо. 31 кадр - А это окно, из которого я снимал, случайно в кадр попали несколько курсантов.

 

22 июня, пятница

 

10:17. Вчера более ничего знаменательного не случилось, разве что у нас впервые была вечерняя прогулка, во время которой капитан (он был за прапора вечером, так что обычных приколов не добавилось) показал нам основные достопримечательности училища: стадион, полосу препятствий, корпуса, парк, памятник, штаб. Утром был бег на 3 километра, от которого я откосил, потому, что у меня после строевой подготовки несколько гвоздей в подошве левого сапога стали торчать острыми концами, от чего появилось неприятное покалывание и проблемы с заправкой ноги с портянкой в сапог. Сегодня в 17.00 заступаю в суточный наряд. Для этого нужно навести полный марафет, иначе наш прапор сделает со мной что-нибудь из своего арсенала воздействий. Еще необходимо выучить свои обязанности по уставу.

Сегодня хорошая, солнечная погода. С утра у курсантов (не у нас) была репетиция присяги, они маршировали колоннами по плацу под звуки оркестра. А мы сидим на занятии по ознакомлению с оружием. Сегодня это легендарный автомат Калашникова АК-47. Каждый должен совершить разборку и сборку автомата. Наше отделение 3-е, а потому последнее. Так что сейчас мы реально бьем баклуши, изредка поглядывая на бойцов, по очереди глумящихся над автоматом. Вспомнился еще один нецензурный ПНС, который является дополнением к случаю "задрочу", когда он вместо прогулки отчитывал нас, и, наконец, говорит: - Сколько времени? - 22:47 - Во сколько заканчивается прогулка по расписанию? - В 22:50 - Ага, значит можно еще три минуты попи%доболить. Кстати, цитата. Один из курсантов: "Тов. прапорщик. Можно...?" - Прапорщик: "Можно Машку за ляжку, а здесь разрешите!"

12:05. Done. Это достаточно просто, но, тем не менее, конструкторская мысль впечатляет. Так просто и незатейливо устроено одно из самых смертоносных орудий 20-го века. Сидим, все приколбашенные от недосыпания и боли в мышцах. К тому же солнце, которое светит в спину, навевает сон. Настроение на нуле. Хочется залезть в ванну, выпить чашечку кофе, даже с коньяком, погулять по пляжу в компании друзей и подруг. Пожалуй, обязательно так и сделаю. Майор говорит: "Если вам нужно выбирать - чистить оружие или иметь женщину, то следует выбрать оружие, потому что от него зависит ваша жизнь". Северный (Сергей Кривоносов): "Я бы лучше почистил женщину своим шомполом". [шомпол - длинный, металлический стержень, который крепится на оружии и предназначен для чистки ствола последнего] Другой боец: "А она в это время почистит оружие".

 

23 июня, суббота

 

01:13. Наконец-то я могу написать пару слов о том, как проходит мое дежурство в наряде. Итак, в 17.00 я осмотрел дневальных в своем подчинении. После этого прапорщик Хабиров (старшина роты) произвел проверку на знание своих обязанностей и инструктаж. Затем мы занялись осмотром достопримечательностей и приемкой дежурства.

Чуть раньше 19.00 пришел курсант, который сообщил, что нас ждут на разводе дежурных. Это мероприятие проводится на плацу. Все дежурные по курсам и дежурный по филиалу собираются и слушают инструктаж. Старшину очень удивило то, что нас хотят видеть, и он сам проводил нас до плаца, где командовали полковник и подполковник. Мы стали в общую шеренгу, послушали несколько слов, после чего торжественно промаршировали под барабанную дробь, отдавая воинское приветствие полковнику. И он, и подполковник показались мне вполне самоутвердившимися людьми, которые достаточно снисходительно отнеслись к нам, хотя могли и погонять. Итак, мы вернулись с инструктажа и доложили обо всем старшине, наблюдавшим за нами из окна во время марша. Судя по тому, что он на нас не спустил собаку, все прошло нормально.

Мы приняли дежурство и занялись своими обязанностями: один из дневальных отвечает за чистоту пола по всей длине казармы (так называемой "взлетной полосы"), а также нескольких подсобных помещений. Второй - за порядок в туалете, третий - за чистоту лестниц, пролетов и крыльца, где мы ходим. Я же командую ими, назначаю на дежурство "на тумбочке", слежу за порядком и соблюдением распорядка дня, т.е. в нужное время строю роту для передачи командирам, а также подаю команды "подъем", "отбой" и докладываю начальникам о наличии или отсутствии происшествий. Старшина скоро ушел, сославшись на то, что мы (рота сборов) ему сильно надоели.

Вечером сходили на ужин. Там в очередной раз была камбала. Все начальники от нас почему-то слиняли (наверное, пятница, вечер). В 22:25 на прогулку и поверку приходил майор Ткаченко, но вел себя как-то пассивно, так что в основном командовал Юра Романов, наш старшина-стажер. Объявив отбой в 23:00, я стал наводить порядок в кубриках (комнаты казармы).

В 23:16 раздался странный звонок, очень похожий на баловство. Младший сержант, заявляющий, что он дежурный по управлению, просил принести в штаб расход личного состава. Сначала мы проверили информацию, позвонив по телефону дежурного по управлению. Это действительно оказалась не подстава, что меня ненадолго ввело в ступор. Ведь ничего подобного за предыдущие дни не было, и меня об этом никто не инструктировал. Я стал писать некоторую бумагу о расходе личного состава. После этого последовал еще звонок, это был тот же дежурный, который просил принести расход.

Я уже собрался, когда прозвучал третий звонок, с той же просьбой, на что мой дневальный сообщил, что я уже ушел. Я добрался до штаба и спросил у какого-то капитана, где находится дежурный по управлению. Узнал, пришел, поздоровался. Мл. сержант отправил меня на доклад к полковнику. Выслушав пару робких слов моего доклада, он перебил меня: "Ну, сколько же можно ждать?" Я включил дурака. Полковник снисходительно посмотрел на меня и приказал передать информацию сержанту. Надо сказать, что смотрел он на меня не как командир на подчинённого, а как воспитатель на ребенка, чем заслужил пару лишних баллов. Когда это было позади, я вернулся и занялся своим делом.

Прозвучал стук в дверь. Следуя букве устава, я спросил: "Кто там?", после чего услышал: "Подполковник Курочкин" (Это один из двух подполковников с военной кафедры МГУ, приехавших с нами). Он посмотрел, как у нас обстоят дела, посчитал курсантов, после чего обратился с вопросом, где находится ещё один, на что я доложил, что он в лазарете. Выяснив, что ни чего серьёзного с ним не случилось он успокоился. Сообщил нам прекраснейшее известие, что 9-го июля около 12 дня мы отбудем из Питера в Москву. Мы ещё немного поболтали и распрощались.

Не прошло и 15 минут, как снова стук в дверь. На этот раз нас пришёл проверить сам, дежурный по филиалу (подполковник, который был на разводе дежурных). Но нас не легко застать врасплох, мы прошли по казарме, убедились в том, что народ спит. После этого он дал нам указание повесить пару лампочек, рассказал несмешную военную шутку и удалился. Это не дежурство, а просто праздник какой-то. Таких событий и по отдельности-то не было, а тут все сразу. Но мы достойно это прошли.

3:03. Сейчас сменится дневальный на тумбочке, только дежурному по роте нельзя спать всю ночь. Глаза уже начинают уставать. Внезапно стала болеть левая стопа. Толи это от строевых и беговых нагрузок, толи из-за нового сапога. Сегодня старшина во время отдыха перед дежурством поменял мои старые на новые. Они плотнее сидят, в этом есть как плюсы, так и минусы. Ладно, бог с ними. Олег Шорин сегодня жаловался мне на свои штаны. Они оказались зимними с ворсом. Поэтому ему приходится не сладко, особенно при серьёзных физических нагрузках. Но он парень крепкий и справится как с этой проблемой, так и с командованием отделением, которое я ему поручил на время наряда.

Пообщался сегодня с несколькими курсантами училища, они оказались не такими агрессивными, как некоторые отдельные представители, а дали нам несколько интересных советов и рассказали что здесь и как. Первое впечатление - нормальные пацаны, только им в жизни повезло чуть меньше нашего. Но несмотря на это по просьбам трудящихся было принято решение о том, что курсанты не должны проходить дальше "тумбочки" во владения нашей роты. По-моему начало светлеть. С этими белыми ночами сложно разобраться. Чувствую, утро будет тяжёлым. Между прочим, это мы переживем. :)

 

24 июня 2001, воскресенье

 

23:10. Давно не писал, уважаемая Катерина Матвеевна. За это время произошло много нового. Вчерашнее утро действительно было тяжёлым; люди мне сказали, что я за ночь постарел. Ну что ж, есть такая профессия - Родину защищать. Надеюсь, недолго осталось. Утро и день люди, как обычно, что-то делали: маршировали, учили что-то, бегали, подтягивались. Был один интересный случай: Все сидят на самоподготовке и учат обязанности солдата (набор тезисов на страницу рукописного текста), т.к. их должны вот-вот спросить. В это время Северный постоянно под каким-нибудь предлогом исчезает: покурить одному , покурить с "чуваками", по малой нужде, по большой и просто "поучить у своей кровати". Приходит майор и начинает спрашивать: "Кто готов?" - "Я! Курсант Кривоносов"(Северный). Все собирают челюсти с пола, а тем временем Серёга (он же) наяривает всю страницу наизусть. Остаётся только позавидовать феноменальным способностям нашего современника. Возможно, через много лет мы будем гордиться тем, что близко знали такого кекса.

Вечером, около 17:00, было ПХД, это означает парко-хозяйственный день, когда проводится генеральная уборка на всей территории, занимаемой ротой. Для нас это оказалась только территория казармы. Итак, прапорщик ставит боевую задачу: "Так, все начинаем убирать свои кубрики (вроде отсеков). Берём мыло, нарезаем его в тонкие стружки по всему полу, потом начинаем его шоркать мокрой шваброй. Тут прихожу я и вижу: левый кубрик будто снегом засыпало, стоят снежные люди, в правом такое впечатление, будто всей ротой надрочили" - :) (так он описал то, что нужно растирать мыло до появления пены) Тот же Северный проявил не дюжую ловкость и работоспособность в "шорканьи", за что был дважды запечатлён моей скрытой камерой (было несколько кадров, посвящённых ПХД). Генеральная уборка сильно облегчила жизнь суточному наряду (во главе со мной), поэтому в 19:00 я без особых проблем передал свои обязанности Андрюхе Пылаеву. Акт передачи так же запечатлён на плёнке.

Больше ничего необычного не было, разве что у нас появилось немного больше свободного времени, и прапор к тому же разрешил сидеть и лежать на кроватях. Нас уведомили, что наше руководство имело смелость взять на себя ответственность и вывезти нас в Питер на культ поход. Сегодня (уже можно сказать вчера - сейчас уже 0:15, понедельник) мы встали утром, переоделись в гражданку и поехали в Петергоф (Петродворец). Там у нас было почти два с половиной часа времени. Должен сказать, там очень красиво. Но есть одна русская поговорка, которая убеждает меня не заострять внимание на достопримечательностях, так как надеюсь, их можно будет увидеть на плёнке, которую я отщёлкал там.

Любопытно там было другое. Ездили с нами подполковник Курочкин и прапорщик Хабиров. Так вот, после очередной достопримечательности мы с парнями, захотели зайти в кафе для принятия небольшой порции пива. Каково же было наше удивление, когда мы увидели прапорщика в окружении наших парней, всех вместе пьющих пиво. Парни угостили его, и он рассказал им много всего интересного, что возможно позже появится в моей летописи. Далее мы все собрались в 15:00 и двинули в город, где нам дали примерно 2,5 часа на всё.

За это время я лично успел забежать в аптеку, чтобы купить: пластырь, что-нибудь от простуды и чудодейственный бальзам для моей опухшей ноги. Погуляли по Невскому проспекту, сделали несколько кадров. Надо будет ещё туда наведаться. Покушал на 150 рублей в кафешке "Час Пик". Ощутил там неописуемое удовольствие от вкусной пищи, чистых тарелок, приборов (которые не выскальзывают из рук, как в нашей столовой) и горячей воды в туалете. Снял пару кадров и там (в кафешке). После этого с Балтийского вокзала позвонил домой. Тем временем наши курсанты то же делали много интересного, о чём, возможно я тоже расскажу, когда узнаю. Пока слышал только, что Володя Сухомлин на 400 рублей кормил, поил и ублажал нашего прапорщика. Хочется надеяться, что делал он это не корысти ради, а из гуманизма и сострадания. Слышал также, что он обещал поговорить с кем-то знакомым в Москве, чтобы прапора повысили в звании.

Пользуясь случаем, хочу сказать, что я буду благодарен тем участникам событий, описываемых в моей хронологии, которые пришлют мне на e-mail свои рекомендации по исправлению и дополнению текста. В общем к ужину мы вернулись в казарму и сходили в столовую (переодевшись в военную форму), где снова давали камбалу. У нас не было ещё ни дня, когда её не давали. :( Северный провёл девушку к нам в казарму, за чем я её и зафиксировал на плёнке. Вернулись, через некоторое время нас поругал прапор (без особых причин), после чего он почувствовал себя плохо и улёгся спать в канцелярии (проспал примерно до 12 ночи). У нас был час свободного времени. Я заметил, что на лицах курсантов появился румянец загара от сегодняшнего настоящего летнего солнца, сопровождавшего нас весь день. Есть соответствующий кадр. Вот так мы провели день.

Ночью сделал три кадра: Серега спал, Миха пришивал подворотничок, Егорыч строгал свою рукопись. Позже были зафиксированы студенты: Лёха Сулимов (идущий полоскать горло) и Миха Даудрих (пойманный в результате спланированной операции наших дежурных). Последний кадр может быть немного размыт - парни двинулись раньше, чем было нужно. Еще сегодня (вчера, в воскресенье 24 июня) рано утром забрали в лазарет зам.ком.взвода №1 Бабенко Сергея. Дай бог ему здоровья. Его заместитель заступил в наряд, так что до 19 часов мне придется быть и.о. зам.ком.взвода. Вот такие пирожки с дынькой. Уже 1:09, поря закругляться. Если я потеряю зрение, записывая эту байду в темноте, то очень расстроюсь. Так что отбой. Искренне предан Вам одной, боец красной армии курсант Васьков.

 

25 июня, понедельник

 

17:43. Этот день начался, как обычно, с зарядки. На вопрос Юры Романова: "Что делать тем, кто не может бежать?" - капитан Казанцев сказал, что мы все (и те, кто не может) побежим по малому кругу внутри части. Но на распутьи, где нужно было повернуть налево на меньший круг, были другие курсанты, поэтому капитан скомандовал бежать вперед на большой круг. От этого люди, которым было достаточно неприятно бежать (включая меня и Юру Романова), не получили особого удовольствия. После этого моя вывихнутая нога достаточно сильно опухла. Увидев ее, вернувшийся из лазарета зам.ком.1 взвода посоветовал обратиться к врачу. Но сделать это по правилам возможно только после обеда. Поэтому я участвовал во всем и, в принципе, не пожалел.

Мы сначала отрабатывали по строевой подготовке повороты в движении и сужение/расширение колонны. Второй час работали с оружием, автоматами АК-47. Сначала осваивали строевые приемы с оружием, потом подготовку и ведение стрельбы в положении лежа. Естественно, патронов не было, т.к. делали мы это в казарме лежа на матах. После этого сделал пару кадров. Сдали оружие, поели. За обедом Олег Шорин попросил отметить, что он больше не может переносить камбалу, а также содержащийся в ней фосфор. Скоро мы начнем светиться. Потом я пошел в медсанчасть, где мне сказали, что жить я буду (но недолго и мучительно), перебинтовали ногу и освободили от всего (строевой, физической подготовки, нарядов и работ) на 5 дней.

Еще мило побеседовал с доктором. Доктор: "Вам не надоело служить?" - "Не понял, о чем вы" - "Мы можем положить вас в лазарет" - "Нет, если можно, я лучше в коллективе". Так и поступили. А потом, сразу после возвращения с перебинтованной ногой, пошел на общее построение, на котором была первая репетиция присяги. Там нас перераспределили по новым 4 взводам (актуальным только во время присяги), определили, где и как мы будем идти, что кричать, куда равняться. Да, забыл сказать, ком. 1 взвода (майор Ткаченко) научил нас сегодня делать выход из строя по одному по команде "ко мне". В общем, мы сегодня узнали и изучили много нового.

Сейчас сидим на самоподготовке и околачиваем груши (18:29). Завтра наконец-то поедем в баню, в первый раз за 8 дней жизни здесь. Нам по этому случаю поменяют портянки (тоже впервые). Постельное белье остается :(. Только что вспомнил один ПНС: когда тех, кто не постригся дома, стригли здесь местные курсанты, прапорщик увидел одного постриженного: "Зачем челку сбрил? Бабы за челку любят. Как махнул - и она твоя, даже если х@й грязный, все равно". Прапор сегодня зажигал на баяне (играл и пел). Я его даже запечатлел за этим занятием.

18:59. У нас здесь (в классе) товарищ прапорщик. Объясняет, что и как будет на присяге. Побыстрее бы пройти это все. Хочется домой или хотя бы в хорошие условия. Как сказал Сергей Бабенко: "Эти три недели дают представление о том месте, куда никогда не стоит попадать". Еще один ПНС. Вечером в субботу нам было позволено лежать на кроватях, а так же смотреть телевизор. Один из наших: "А можно ложиться вдвоем на одну кровать?" - Прапор: "Вы конечно, бл@, можете лечь вместе, мы, конечно, не подумаем, что вы голубые, а если у вас них@я не получится, то мы, бл@, так и быть, глаза на это закроем" (прямо мужская солидарность :)). И еще маленький - на десерт. Прапор: "Зам.ком 1 взвода, назначь дежурного по уборке кубрика" - "Я так не помню, кто уже дежурил. Мне надо взять список" - "Ты должен всех в своем взводе помнить, ты же помнишь, как х@й из ширинки доставать".

19:50. Народ смотрит футбол по телевизору, волнуется, кричит, жестикулирует. Подходит прапор. Ему говорят: "Товарищ прапорщик, вы любите футбол?" - "Нет, я в нем не разбираюсь. Бегают 20 пидорасов, гоняются за одним мячиком, а 2 дармоеда его ловят".

20:15. Сделал кадр: я перед построением на ужин с перебинтованной ногой в ботинках.

21:06. Кадр с расписанием дня.

 

26 июня, Вторник

 

19:04. Вчера больше ничего, достойного внимания, не было. Прапор на вечерней проверке построил всех больных (тех, кто записан в книге больных, как освобожденные) и пытался убедить их, что они чуть ли не дезертиры. Обещал сходить с ними вместе к врачу, чтобы убедиться, что они действительно больны. Сегодня с утра была зарядка - 3 км, на которую я не ходил. Зато Олег Шорин рассказал, что можно срезать большой кусок трассы по рельсам, что они с Игорем Ольховским и сделали, поэтому пешком обогнали бегущих товарищей.

После зарядки мы собрались и поехали в баню. Вопреки словам прапора, девушки на нас не висли, но смотрели с интересом. Мы шагали по городу, когда переходили дорогу, слева и справа вставали дневальные (кажется, они называются сигналистами) и махали красными флажками, перекрывая движение (такое было указание майора Ткаченко). Баня оказалась далеко не люкс, но нам было уже все равно. В парилку почему-то не пустили, поэтому все 80 человек разместились в двух комнатах для ополаскивания. Но все равно было хорошо. Потом забежали в магазин за провизией, наспех перекусили - и в путь.

Приехали, сходили на обед и, не отдыхая, двинулись заниматься строевой подготовкой с оружием. Провели предгенеральную репетицию присяги. Пока что ходим вместе мы достаточно сносно, но по одному из строя выходим не очень. Когда сдавали автоматы - случился неприятный инцидент. В двух Калашах не хватало крышечки пенала, расположенного в прикладе. Естественно, курсанты, у которых мы брали оружие, обвинили в этом нас. Но есть объективные факты, указывающие, что это их проделки. Влетит же за это нашим начальникам.

Сегодня Володя Сухомлин сказал, что у нас завелась крыса (т.е. человек, который ворует вещи или еду у своих же товарищей). По его словам из сумок в каптерке пропали сгущенка и полотенце. В этот же день прапорщик назначил его каптерщиком (т.е. человеком, который открывает и закрывает каптерку, а так же следит за тем, чтобы ничего из нее не пропало). Сильный ход нашего старшины. Надеюсь, больше ничего подобного не произойдет.

Наш прапорщик не смотря на столь суровый вид, оказывается нормальный кекс. Вчера я постирал подворотничок, а потом стал его гладить на синем одеяле, после сильного нажатия на нём выступили синие пятна. Стою я снова в умывальнике и безуспешно пытаюсь снова сделать его белоснежным. Заходит прапорщик, и я обращаюсь к нему за советом. Говорит:"Выкинь." Я уже было собрался повесить нос, как на пороге появляется Хабиров и протягивает новый подворотничок. Я моментально зачислил ему на счет пару баллов.

В определённый момент в моей ленивой голове родилась мысль, что подворотничок можно не перешивать, а стирать прямо на кителе с помощью обычной щётки для одежды. Отныне народ регулярно по вечерам стреляет у меня чудо-щётку. До дембеля 13 дней.

22:57. сделал кадр:"Курсант Даудрих мыл шею" Сегодня была переменная облачность, преимущественно солнечно. Камбалу давали в обед. Мне становится любопытно, когда же будет что-нибудь новое в нашем рационе. Юра Романов сейчас примерно в таком же положении что и я: у него опухшая перебинтованная нога, но надо появляться на строевой в сапогах. А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо.

 

27 июня, среда

 

Сегодня облачное холодное утро. Сначала вытряхиваем одеяла от пыли (странно, ведь мы это делали в понедельник-два дня назад), потом народ идет на зарядку - бежим по малому кругу. Впервые сказали одеться по форме 3 (к галифе и сапогам добавляется китель, нет ремня и головного убора). Капитан, который проводил сегодня утреннюю зарядку, отдавал глупые команды, а потом расстраивался по поводу их плохого выполнения или невыполнения. В результате решили, что нам надо тренироваться бегать, а ему командовать.

Утром при построении по команде "подъем" народ всал в строй, не хватает одного. Сзади раздается крик: "Кто одел мой сапог?" Оказалось, что человек, у которого 42 размер, надел два левых сапога - свой и сапог соседа, у которого 44 размер, и, ничего не заметив, встал в строй. Зато второму досталось 2 правых сапога, один из которых был на 2 размера меньше.

Что рекомендую взять на сборы, если вы там еще не были: - предметы личной гигиены - электробритву - кипятильник (лучше маленький чайник), кружку побольше, чайную ложку - *консервы, открывалка - нож с шилом - пластырь обычный, бинт, йод - нитка с иголкой, ножницы, наперсток - лекарства от желудка, гриппа и т.д. - щетка для чистки одежды, хозяйственное мыло - запасные портянки - *салфетки со спиртовой пропиткой или отдельно салфетки и спирт - мобильник с роумингом Это список вещей с которым можно чувствовать себя сухо и комфортно даже в самые критические дни.

9:46. Сидим на самоподготовке, что не характерно для этого времени. Похоже, все на нас "положили болт", поэтому еще не ясно чем мы будем заниматься сегодня. Из офицеров в казарме только капитан, который, как я понял, не принимает серьезных решений, поэтому мы здесь кукуем. Вчера появилась возможность позвонить домой с помощью определенной телефонной карточки, правда телефон находится у курсантов, и на него бывает очередь. Планирую на днях позвонить домой. Народ спит, уткнувшись головой в парту. Да, пожалуй неплохо бы поспать пару лишних часов и поесть чего-нибудь домашнего. На местной пище можно только существовать, а не жить.

13:06. сделал снимок с дежурным по роте Сергеем Бабенко после бессонной ночи. Когда-то так спал и я.

18:38. Сегодня был напряженный день. Сначала занимались с Ткаченко строевой подготовкой. Он сказал, что я шагаю лучше всех из взвода, правда при этом не было Юры Романова, который тоже марширует не кисло. Потом мы учились вести стрельбу из АК-47, в перерыве сделали кучу фоток с автоматами. Затем была репетиция присяги (с оружием). Нас гоняли по плацу туда и обратно часа два. В конце концов сказали, что ходим мы хреново, только первый взвод (мой) идет в ногу и держит равнение.

Правда моя, недавно перебинтованная (после обеда), нога изредка давала о себе знать (опухоль стала поменьше, но все еще не спадает). После долгих репетиций, от которых мы взмокли (на улице сегодня солнечно, облаков почти нет), мы сдали оружие и вернулись в казарму. Снятие сапог после таких маршей чем-то напоминает долгожданное облегчение от жидкости после долгого питья пива. Сегодня обед немного выделялся: суп был не так плох, а на второе были макароны с тушенкой, маринованные зеленые помидоры и компот.

19:45. В казарме начался беспредел - несколько человек маршируют посреди кубрика, как терминаторы с робокопами, отдают воинское приветствие столбам; в другом кубрике хором поют песни типа "Четыре трупа возле танка..." или "Десятый наш десантный батальон". До присяги два с половиной дня, и сумасшествие будет усиливаться. Один за другим приходят гонцы из буфета с пустыми руками - вот уже несколько дней, как в буфете закончилось все. Обозы с едой не пришли. Мы ждем очередного завоза.

В соседнем кубрике только что спели "Атас", теперь "Катюшу". И все это на трезвую голову. Каковы же они будут под допингом?! Но надо признать, что у некоторых есть слух и голос "...чтобы с боем взять приморье - белой армии оплот..." Преобладают военные песни, причем добрая половина из них - фронтовые. Если посмотреть на них, одетых в военную форму образца 45 года, то можно подумать, будто попал в другую эпоху. Закончили песней "You're in the army now..."

ПНС из коллекции Бори Алихашкина: "Что вы мне рассказываете сказку про белого бычка, который с горы е8нулся" " Товарищ прапоршик, что можно после отбоя делать? - "Можно спать, можно др#чить в портянки" "В косяке торчит гвоздь, что делать?" - "Возьми да забей" -"Чем?" - "Х8й надрочи и забей...."

 

28 июня, четверг

 

Сегодня я впервые спал во время команды "подъем". Встали, построились, а офицера, который нас поведет на прогулку, нет. Чем дальше, тем больше кладут начальники. Мы им нужны только до присяги, чтобы продемонстрировать хоть какие-нибудь навыки строевой подготовки. Похоже, после нее все, кроме п/п-ков Швыдкова и Курочкина, дружно положат на нас болт. Сегодня у нас должны быть стрельбы. Главное - не перестрелять друг друга. Конечно жутко интересно. Попробую протащить туда фотоаппарат.

На улице замечательная погода - хочется погулять по Петродворцу с пивом, как это было в минувший выходной. Олег все чаще говорит, что хочет к жене домой, похоже, нам действительно не докладывают брома. Теряем парня, он целыми днями бредит только ей. Но, как говорят умные люди, ожидание усиливает наслаждение.

18:08. Мама, я еще живой.:) Сегодня сразу после завтрака мы двинулись в тир. Он оказался на приличном удалении от нашей казармы. По пути туда я в движении сделал несколько кадров - не знаю, что из них получится. Мы оказались на территории полигона РТВ (радиотехнических войск), на котором мы увидели образцы радиолокационных устройств и сооружений, используемых лет 20 назад. Возле тира дожидались готовности (сделано несколько кадров с оружием). Пришли в тир: 15 человек внутри, остальные снаружи. На лицах офицеров, прапорщика и наших ребят напряжение.

Первая пятерка зашла внутрь. Я в составе второй стою в коридоре. Раздался первый выстрел. Я раньше думал, что это тише. За ним второй, третий, и т. д. Стреляли 5 человек, каждый по 6 патронов (два подхода по 3 патрона). С каждым началом стрельбы у тех, кто стоял в коридоре, екало сердце, это действительно было громко даже здесь. Пришел Серега Бабенко, которому срочно надо было отстреляться и идти сменять дежурных по столовой. Так я оказался в третьей пятерке. Вышли первые, среди которых Андрюха Пылаев. Он выбил лучший результат 3-мя выстрелами - 24 (из 30 возможных). Они быстро выбежали наружу. Зашли следующие, 15 выстрелов, еще 15, и вот уже они выносят нам автоматы.

Берем, заходим в основное помещение - длинная узкая комната, напоминающая трубу. Ближняя часть - огневой рубеж. Здесь стоят наши командиры (прапор сидит за столом, выдает патроны калибра 7,62 мм - достаточно убойные, по сравнению с вошедшими недавно в моду 5 мм). В комнате стойкий запах пороха и сигаретного дыма (так как все нервно курят), полумрак. В конце помещения на расстоянии 100 м находится мишени. Их с трудом можно разглядеть, хотя они и подсвечиваются. Прапорщик выдает всем заряженные магазины. Команда: "К бою!". Принимаем положение "лежа", снимаем с предохранителя, передергиваем затвор.

Поздно бояться - надо прицеливаться. В голове путаница. Первый докладывает: "К стрельбе готов", второй, третий, наспех свожу мушку с прицелом в направлении центра мишени. "Курсант Васьков к стрельбе готов", затем пятый. "Справа по одному ОГОНЬ!". Сильный хлопок справа, в правом ухе начинается свист. Еще один, еще. Затаиваю дыхание, плавно нажимаю на курок. Легкий толчок назад, дуло и мушка чуть-чуть поднимается вверх. Хлопок, уши как будто заложило ватой, в напряженной тишине лишь слабый свист в обоих. Олег Шорин слева от меня тоже проводит выстрел, причем двойной. Видимо, глюк автомата или Олега, так как должен быть одиночный.

Мысли путаются, как будто слегка кантузило. Справа по одному еще три, потом я, Олег. И последняя канонада. У Олега вместо выстрела слабый щелчок - кончились патроны. Говорю, что стрельбу закончил, и с трудом улавливаю свой голос. (Перед этим я сделал контрольный спуск, поставил на предохранитель и положил автомат на предплечье левой руки). "Смена, встать! К мишеням бегом марш!" Прибежали, за нами, нервно потягивая сигарету, идет майор Ефремов. Подходит к мишеням, в которых уже помногу дырок (их не меняли, только помечали дырки), говорит результаты: "Орлов - столько, ... - столько, ... - столько, Васьков - 0 ..."

И тут я вспоминаю, что целился не туда, в центр, а надо в низ мишени. Впервые после стрельбы я включил свою голову на рабочую мощность. Бежим обратно, уточняю, как стрелять, у Олега, выбившего что-то неплохое. Дают новые рожки с патронами. В ушах не прекращается свист. Ложимся, досылаем патрон в патронник... "ОГОНЬ!" Раз, два, три, плавно жму курок, потом Олег. К грохоту тоже можно привыкнуть. Делаем еще по два выстрела. У двух стрелков в отличие от предыдущей попытки все ушло в молоко, у меня - 6, 7, 8 - итого 21. Приятно, что вовремя собрался.

Бежим обратно. Не чувствую ничего, кроме острого запаха пороха и свиста в ушах. Выбегаем, отдаем оружие, и быстрее на улицу. В голове туман, но я доволен. Я прошел и это. На улице солнце, жарко. Все ожидающие своей очереди разделись и лежат на траве. Делаем то же самое. 10 минут лежу и пытаюсь понять свои ощущения. Правое ухо вроде приходит в порядок, а вот в левом - будто вата. Мы долго ждали, пока все отстреляются. За это время рекорд Андрюхи успели побить - 27 очков из 30 возможных. Были и легкие эксцессы.

Курсант Масленников выпустил очередь из 4 патронов подряд (с определенного момента объединили 2 серии по 3 выстрела в один из 6). У кого-то во время контрольного спуска дважды раздваался выстрел, но вроде никто во время стрельб не пострадал. Поэтому в казарму мы двинулись только с капитаном Казанцевым. Все остальные офицеры, судя по всему, лечили нервы, за что никто их не упрекает (сделал 2 кадра). Зато капитан нас замучил.

10 человек несли автоматы и магазины к ним. 5 человек - рюкзаки с опилками, на которые мы опирались при стрельбе. Уже когда мы оделись и построились, стало жарко. Потом пошли - еще жарче. Но когда капитан отдал команду "Бегом марш!", я, признаюсь, вспомнил много матерных слов из своего арсенала. Если учесть, что даже по прохладным утрам мы бегали без кителя, ремня и кепки, то бежать по форме 4 (полной), да еще и с автоматами, да еще и по жаре после полудня (примерно 15 часов) - то это перебор. Мы бежали недолго - вскоре очень многие отстали. Дальше мы шли шагом, но капитан разом потерял 4 балла.

Пообедали, вернулись. Вместо обычного построения народ разошелся отдыхать. Откуда-то появился разъяренный прапор, который вставил пистон всем командирам, которые попались ему, дежурному по роте, а потом отправил нас на улицу (примерно 16.10). Нам было дано задание заниматься строевой подготовкой самим - командир с отделением. Я чуть-чуть потренировал своих и распустил на перекур, потом аналогично поступили и другие. Возвращавшийся прапорщик увидел это и начал нас гонять.

Примерно час он гонял нас по жаре, вследствие чего я вспомнил еще несколько слов из своего арсенала. Для меня такие случаи - редкость. В конце концов мы вернулись, прапор снова нас обложил и сказал, что будем бегать вместо строевой 10 километров. После этого загнал нас на самоподготовку в классы и сказал учить устав. Сидим мы все приколбашенные, отдыхаем. Забегает дежурный: "Через 2 минуты построение. Все. Срочно. Форма 4". Мы галопом скачем по казарме, запрыгиваем в сапоги, застегиваемся и строимся. Дежурный докладывает, что построил нас.

Выходит капитан, говорит примерно следующее: "Сейчас по взводам занимаемся самоподготовкой в классах, учим устав. Разойдись!" Я собой очень давно не замечал столько матерных мыслей подряд. Видимо, ослабли нервы. Сели в классы, просидели до 19.35, потом дежурный дал отбой до ужина. Выхожу из класса вслед за парнями. Только делаю шаг правой ногой за порог, как передо мной просвистела какая х&йня (прошу прошения, нет более подходящего слова), которая зацепила мою ногу и сорвала ноготь с большого пальца правой ноги. Достаточно неприятное ощущение, скажу я Вам. Этой самой х&йней оказался дежурный по роте Королюк, который в своих кирзачах, видимо не заметил этого или не захотел заметить. Слишком много понта у товарища Королюка, а таких в армии не любят. Ну, бог с ним.

И вот, когда я совсем поник от истощения организма, боевых ран и недоедания, Леха Сулимов предложил нам откушать то, что ему бог послал (вернее, родственники привезли). Богато поели, отчего я забыл все печали. Хорошо, что есть нормальные парни, которые делятся с ближними, не делая из этого события мирового масштаба. Потом меня нашёл Дима Журавель, который сказал, что меня хотят видеть два майора в качестве и.о. командира первого взвода. "Будь осторожен" - эта фраза меня насторожила. Я зашёл к ним, там уже был Петя Алдаков, исполнявший аналогичную роль во втором взводе.

Там были двое наших "слегка подвыпивших" майора. Говорил в основном Ефремов. Суть разговора, вернее монолога, заключалась примерно в следующем: берегите мужскую дружбу, не стучите на тех, кто не поступает аморально. Если есть в коллективе "сука" или "крыса", то её надо проучить любыми способами, включая физическое воздействие (но после предупреждения). Он, похоже, действительно может уложить Рэмбо и Бэтмэна одной рукой. У него несколько разрядов по боксу, самбо и каратэ, и с оружием он обращается умело. Его глаза - глаза киллера со стальным блеском. С такими командирами мы победим!

Они хотели налить и нам, но не нашли водку, поэтому налили воды. Вскоре нас отпустили. Потом мы пошли на ужин. Там впервые давали тушёную капусту с вкраплениями мясного фарша. Надо сказать, на фоне всего остального это было неплохо. После ужина меня снова вызвали майоры и попросили 100 рублей до завтра. В результате договорились на 50, с возвратом, на что Ефремов мне сказал: "мы же не суки, завтра вернём". Посмотрим... Вечером, Северный, ходивший в магазин за территорию части, встретил их в этом магазине. Он покупал "колу", они - водку :) Потом была вечерняя прогулка без офицеров. Снял три кадра: "Бойцы по команде ШАГОМ", "подворотничок от кутюр" и "первый взвод".

По результатам стрельб объявленным прапором, лучшими стрелкАми оказались два Миши из моего отделения: Козин и Беляевский - 48 и 47 очков из 60 соответственно. (47 также выбил командир первого отделения второго взвода Игорь Королюк) Молодцы! Снайперы нам пригодятся. Я сегодня неплохо загорел, может даже с приставкой "об" - см. четвёртый кадр. Уши вроде прошли, но еле заметный свист ещё ощущается, как после посещения клуба с мощным звуком. От благовоний, которые жжёт Северный на ночь уже несколько дней, у меня начинает болеть голова. Так что на сегодня заканчиваю. За день мы выдержали одно из самых сильных испытаний на прочность в своей жизни. Хочется, чтобы это был последний раз, когда мы стреляли из автомата.Сегодня же вроде мы пересекли экватор нашего пребывания здесь. Скоро дембель, спокойного сна, Столица. (0:20)

 

29 июня , пятница

 

12:30. Вчера, после отбоя чуть-чуть поговорили с прапором насчёт бухавших офицеров, на что он: "Завтра прапорщик п@зды вставит начальнику роты и начальнику сборов" - :) - "Чтобы в следующий раз с собой взяли пить" - :) - "Вот приходят они, и говорят: товарищ прапорщик, не хотите ли с нами выпить? - так точно! - А может вам бабу принести?" Один из курсантов: "Принести?". Прапор: "Принесите, только не резиновую" - ;) Сегодня зарядка опять была без офицеров, - народ имитировал активность и вернулся в казарму.

После зарядки снял кадр: "Спят усталые игрушки, книжки спят". В девять с чем-то пришли майоры, подполковник и капитан. Мы ушли брать оружие и приготовились к тому, что нас будут гонять весь день репетициями присяги. Однако, вопреки ожиданиям, ограничились всего лишь одним проходом, правда, по полной программе. Солнце сильно пекло в шею сзади. Если завтра будет так же, то мы будем все мокрые. Хуже всех, наверное, Олегу Шорину, т.к. он всё ещё ходит в зимних штанах с ворсом.

После репетиции мы построились полу квадратом и Ефремов перед всеми отчитал Северного за его самовольную прогулку за территорией части, назначив ему три наряда на работы. По словам майора, они с Ткаченко зашли выпить пивка и увидели Серёгу без кителя и головного убора, которые находились на его девушке, стоявшей рядом (она была у нас в фотохронике, когда вечером в воскресенье приехала и просочилась в казарму вместе с Северным). После этого нас распустили на самоподготовку (т.е. валять дурака) и приводить в порядок форму. Вроде, прошёл тот рубеж, на котором от нас чего-то требовали.

12:56. Бьём баклуши и отдыхаем. Вот ещё один ПНС. Прапорщик увидел одиноко сидящего Ваню Никулина и дал ему задание повесить карниз. Он посмотрел - там, на месте, где должно быть крепление - дыра в стене. Спрашивает прапора "А чем можно замазать?" - "Надрочи" - "А чем прибить?" - "А мы тебе отрежем (делает характерный жест) и вобъём". Похоже, у него дома всё держится только на этом деле. Похомячили немного с Серёгой Бабенко и Лёхой Сулимовым. Как говорил майор Ефремов: "В армии быстро выясняется, кто сука, кто вор, кто нормальный парень, кто друг", и он по-моему, прав. Только в экстремальных условиях можно понять, чего стоит человек.

15:57. С тех пор пообедали, я сходил в медпункт, где мне, наконец, сняли повязку с ноги. В сапоге неожиданно стало очень просторно. В это время по сведениям агенства РИА-Новости два наших майора тайком пробирались вдоль забора (который был виден из нашёго окна) к разрыву в колючей проволоке. После чего Ткаченко принялся штурмовать забор, а Ефремов начал искать подходящую дырку. Судя по тому, что он тоже полез через забор, дырка по размеру не подошла.

Вроде хорошие мужики, но не удержались от запоя. В 15:40 без меня прошло построение, которое проводил прапорщик. Он сказал нам сидеть в классах, но быть готовым, чтобы если "что ударит в голову нашим офицерам", например пивко, и "они приползут нас строить", мы были на месте. Сейчас (17:05) мы грубо нарушаем устав, т.к. играем в преферанс с Михой К., Серёгой Б. и Вовчиком Е.

 

30 июня, суббота

 

8:40. Вчера мы весь вечер били баклуши, никто нас особо не напрягал. Сегодня нам предстоит принять присягу. Это в жизни делают один раз, но я почему-то спокоен. Все сейчас оделись и начистили сапоги. В девять часов мы пойдём за оружием. Сегодня меня вызвал майор Ткаченко и отдал 50 рублей. Разговоры об офицерской чести, которые они со мной вели, - не пустой звук. Думаю, сегодня я ещё много напишу, поэтому заканчиваю.

 

1 июля, воскресенье

 

Итак, вчера был интересный день. Начнём с присяги. Мы получили оружие и двинулись на стартовый рубеж. В этот момент в противоположном углу плаца появились наши родственники и знакомые, среди которых была моя сестра с подругой. Но возможности передать ей фотоаппарат и поговорить не было. Около десяти часов мы двинулись под музыку оркестра строевым шагом к центру плаца, где повернулись налево к трибуне. Далее нас по одному вызывали к столам, где мы поворачивались к строю и зачитывали текст присяги (который отличался немного от того, что мы учили и повторяли целую неделю). А именно, примерно следующее:

"Я, ..., торжественно присягаю на верность своей Родине - Российской Федерации. Клянусь свято соблюдать её конституцию и законы, строго выполнять требования воинских уставов, приказы командиров и начальников. Клянусь достойно выполнять свой воинский долг, мужественно защищать свободу, независимость и конституционный строй России, народ и Отечество."

Каждый из нас перед своими товарищами, с оружием произнес эти слова. Затем мы торжественным маршем прошагали вдоль трибуны, отдав честь полковнику, который являлся заместителем начальника училища. После этого нам, наконец, дали пообщаться с родными и близкими, сделать несколько кадров на память. Затем сдали оружие и вернулись в казарму. Здесь начался бедлам.

Изначально предполагалось, что в увольнение с ночевкой идут лишь те, за кем приехали родственники и кому есть, где жить в Питере. На самом деле в число увольняемых попали люди без того и без другого, просто вовремя подсуетились. Я тоже был уволен до 18:00 1.07.01. Но прежде я нажил себе пару десятков седых волос, пока моя сестра гуляла где-то по территории части (из-за чего я не мог ни отпроситься в увольнение, ни пойти в культпоход с прапором) Но все благополучно разрешилось в самый последний момент. Оказалось, что мой мобильник (Beeline корпоративный) работает с роумингом в Питере, поэтому я его реквизировал у сестрички.

Окрыленный увольнением, я забил ей стрелу и поехал в город с Олегом и Михой. Мы прошлись по Невскому: заглянули позвонить, в книжный, поднялись на Исаакиевский собор (3 фотки). Отметились у Зимнего (еще 2), слегка перекусили в Маке, и я двинул на стрелку. Встретились и поехали в район с названием Стрельня, в лечебный санаторий, куда на 4 дня попала моя рыжая родственница. Там я перекусил, постоял полчасика под душем, переоделся, осмотрел местность и двинул в центр. Немного побегав по Автово, я решил поехать в казарму с толпой людей, ездивших в культпоход с прапором.

Причин ночевки в казарме было две: стремновато было шляться одному по Питеру всю ночь, да и во мне жила уверенность в том, что на следующий день мы толпой с прапорщиком куда-нибудь забуримся. Итак, в 21:00 я был на Балтийском в толпе товарищей, одним из которых был товарищ прапорщик. Невооруженным глазом заметно было, что далеко не все соблюдали указания офицерского состава о кристальной трезвости во время выхода в город. Кстати, там на вокзале мы сфотографировались с питерскими девчонками.

Добрались до Горелово, прямо на платформе прапор, уже изрядно набравшийся усилиями кого-то из наших, стал отчитывать ещё более набравшегося курсанта Женю В. Курсант каким-то чудом держался на ногах, но взор его был полон неземной тоски. Потом был примерно следующий диалог: Прапор: у нас есть ещё минут 15, можете забежать в ларёк, купить кто ещё что не купил, только смотрите чтобы он (кивает в сторону курсанта В.) не упал., на что курсант В.:"Не упадет!"- Прапор:"Что не упадет? Это?" (делает недвусмысленный жест рукой)- Женя:"не упадет" - "Ладно бы ещё какой маленький а тут... Сколько ты весишь"-"84"-"Тогда держите его, а то, если упадет, не донесем" Один из курсантов: "А вон тачка одноколесная стоит- если что - довезем"

Мы пошли в ларек, где народ взял ещё догон. И даже мутные курсант П. И прапорщик Х. на моих глазах попивали пивко из магазинчика. Вся эта компания была зафиксирована на фотоаппарате Миши Белявского. Сделал еще кадр с моей футболкой, которую все с большим интересом разглядывали. Кое-как с горем пополам добрались в казарму (прапор от нас отстал), где я узнал историю о том как в свою очередь расслаблялись наши местные офицеры: п/п-к Котунов, два майора и капитан.

Итак, перед отъездом Ефремов похвалил нас за то, как мы маршировали. Видимо, это очень круто, т.к. и курсанты училища и жители общаги нас хвалили. Он так же долго внушал нам, что не продается и что если кто-нибудь ещё раз предложит ему или любому из наших руководителей взятку (в этот день Серега К. предлагал ему блок сигарет за увольнение), то "станет бедным". "Я бедный, бл@, но гордый, бл@!". Твердил , что никогда не брал мзды с курсантов, "мне за державу обидно". И вот, когда все кроме суточного наряда, ушли, они принялись за дело. Очень сильно досталось в этот день дежурным.

Ефремов постоянно гонял их за все подряд. Кроме уборки помещения, он посылал их за водкой(Миша Медведев получил на это 11 минут, сбегал до магазина за территорией части за 20), требовал сигареты Прима. Приказал строить роту, когда в казарме было только 4 человека. Во время уборки Ефремов заставил дневальных выдраить оба кубрика и лично проверил чистоту. При этом сказал: "Приедете домой, пройдет время будете своим детям рассказывать, что был у вас на сборах такой мудак, пидарас и козел- майор Ефремов- это я ...Но он вас драл только за дело..." В обед между майором и капитаном разыгралась ссора, дело дошло до драки и чуть ли не до дуэли.

Дело началось с того что после наших стрельб в четверг, капитан, как ответственный за оружие, взял с собой 10 человек и заперся в одном из классов чистить оружие. По словам Ефремова, когда он пришел в роту, капитана там не было. На пьянке майор обвинил капитана в этом, а также во вранье. Капитан сорвал с майора погоны. Майор вызвал капитана на дуэль, которую назначил на следующий день (01.07), на 18.00. Казанцев написал расписку о том, что обязуется выполнять все приказы Ефремова.

По свидетельству очевидцев в комнате не раз билась посуда, постоянно сыпался мат и взаимные обвинения. Итак, вернемся к вечеру 30 июня: через некоторое время после нашего возвращения из культпохода здесь появился в дымину пьяный прапор, который стал загадочным образом вызывать к себе в кабинет то дежурного, то дневального, то "того рыжего парня в очках" (Северный). Он сначала приказывал построить роту, то распустить, т.к. она ходить мешает.

Через некоторое время пришел Швыдков, который на фоне большинства казался трезвым, как стеклышко (возможно так оно и было). Он отправил прапора в канцелярию и попытался вместе с Юрой Романовым проверить наличие людей, но ситуация с этим увольнением была нетривиальная, поэтому после десяти минут разбарательств было принято решение что всё в порядке и можно ложиться спать. Правда, после того как мы улеглись, он и прапор долго нас пересчитывали, пока у них не сошлась контрольная сумма.

После этого Хабиров позвонил дежурному по училищу и дважды громко разжевал ему расход личного состава, объяснив это тем, что дежурный был пьян. Примерно в час ночи из Питера вернулись двое курсантов, которые были в увольнении до 18-00 следующего дня, но им было негде ночевать, но доблестный дежурный курсант Бондаренко их не пустил. Парням пришлось идти ночевать в НИЛ-1 (несколько дней наши дежурные стерегли "супермощные" компьютеры этой научно-исследовательской лаборатории от нападения коварных курсантов).

В 3:15 один из дежурных обнаружил майора Ткаченко между этажами. Он стоял и разговаривал с бездомной собакой, потом поднялся и принялся с дежурным пересчитывать народ. Так закончился день нашей Присяги.

Кстати, на присяге был интересный казус: капитан докладывал подполковнику Котунову о том что привел свой взвод к присяге(перед этим поставив взвод по стойке смирно). После этого подполковник: "Вольно", капитан дублирует команду: "Вольно". Подполковник говорит, на этот раз обращаясь уже к капитану: "Встать в строй". Капитан, обращаясь к строю курсантов: "Встать в строй". Потом понял, что лажанулся, улыбнулся и выполнил команду.

Итак, теперь о сегодняшнем дне. Встали в 8 часов, позавтракали. Через некоторое время подполковник Швыдков принёс пренеприятнейшее известие: похода в город не будет, так как в Питер приехали Путин и Ширак. :( Пришлось придумывать альтернативное времяпровождение. Утром мы играли в футбол. Сначала своей командой против курсантов, но после нескольких подряд пропущенных мячей стало понятно, что наш состав надо укрепить.

Так и сделали. Чуть позже подошли ещё несколько курсантов, которых распределили по 2 командам. Игра стала намного интереснее, правда на счёте 2:3 (не в нашу пользу), когда мы уже стали разыгрываться, нам нужно было уйти. :( Потом я и ещё 2 человека часок поиграли в преферанс на траве с тыльной стороны казармы, одновременно загорая. Пообедав щами, пловом и компотом, мы вернулись на прежнее место и доиграли пулю. В результате я выиграл 176 долларов (или вистов). К тому времени, как мы закончили, у меня стали сгорать плечи.

Вернулись в общагу, немного позанимались спортом. После этого слегка попили с парнями чайку, похомячили. Из Питера вернулся Андрюха, который всю ночь гулял по Невскому и встречал рассвет (здесь это понятие весьма размыто). Он оценил своё времяпровождение на 4 из 5 баллов. На ужин вопреки ожиданиям, не давали камбалу. Это первый такой случай. Сегодня её заменили на скумбрию из консервов, что было приятным сюрпризом для нас. Около 10 часов вечера я точно узнал, какие места я сжёг, по неприятному ощущению на тыльной стороне плеч. Всвязи с этим очередной кадр.

 

2 июля, понедельник.

 

9:28 Сегодня день начался плохо. Проснулись утром - за окном дождь. Пришёл капитан - живой, последствий дуэли нет. Но минут через 10 мы пожалели, что майор его не застрелил. Этот негодяй (Казанцев) приказал нам бегать по форме два под дождём, который временами приближался к проливному. Мы нарезали один малый круг, встали на плацу, сделали зарядку (дождь продолжался), потом нарезали второй круг. Только под конец второго круга дождь прекратился.

Видимо, у капитана были какие-то проблемы на службе или в личной жизни, поэтому он снимал стресс на нас. Ни один курсант училища не вышел на зарядку, бегали только мы. Как сказал Тимур :"Посвящение в морские котики". Не сказать, чтобы это было совсем смертельно, но у этой затеи было несколько неоспоримых недостатков. В первую очередь, у нас всех вымокли единственные штаны. Во-вторых, у нас всех были мокрые волосы и торс, многие оказались на первой стадии простуды.

10:03 Сейчас сидим на первом занятии по ВСП со Швыдковым. Это происходит в клубе, аудитория 101. Он диктует вопросы на экзамен: 30 по тактике и 90 по военно-специальной подготовке. Выучить это всё нереально. Но все как-то сдают. После того, через что мы прошли, бояться какого-то экзамена не стоит. Очень сильно клонит в сон. Ощущаю по очереди сгоревшие плечи, накаченные вчера немного руки, уставшие сегодня утром ноги, обтянутые во влажные штаны галифе.

Мне ещё сегодня заступать в наряд - завтра утром буду вообще никакой. Надеюсь, не смотря на это, не поступлю, как дежуривший со вчера на сегодня Вова Чушкин, который вчера, вопреки приказу Ткаченко отдыхать, построил нас для просмотра программы "Время". Все оделись, обулись, построились, постояли минуту и разошлись. Сегодня после завтрака пошёл достаточно сильный дождь, но Вова не пускал нас в казарму до тех пор, пока сам майор не скомандовал заходить. Злые языки подменили 3-ю букву его фамилии на "р".

Вчера от наших офицеров поступило указание сделать стенгазету ГОРЕЛОВО - 2001 с текстом и фотографиями. Судя по всему, сегодня и завтра придётся поднапрячься насчёт фоток. Закончили запись вопросов к экзамену. :) Это продолжалось примерно 1 час 20 минут.

14:07 Нас отпустили на самоподготовку где-то час назад. Естественно, большинство людей занимаются своими делами: преф, книги, сон... Я сдал в проявку и печать 3 плёнки, фотографии будут в четверг утром. Из них наберём что-нибудь для стенгазеты.

 

3 июля, вторник.

 

5:25 Итак, за прошедший вечер ничего неординарного не произошло: сомоподготовка, свободное время, ужин (с камбалой), "Время", свободное время, проверка, отбой. Я заступил в 19 часов в суточный наряд. Меня удивило, что вечером не пришёл прапорщик для того, чтобы выдать нам очередную порцию мата и приколов вместо прогулки. Видимо, надоели мы ему. Вечером и до полуночи здесь был только подполковник Курочкин. Дежурство тоже спокойное: бугать никуда не надо, даже проверить никто не пришёл.

5:15 Все окрестные вороны, как сговорившись, прилетели к нам под окно к мусорному баку и начали каркать. Среди этой чёрной толпы как-то затесался десяток чаек. До сих пор не понятно, когда же приедут бауманцы. Одни говорят, что со дня на день, другие - что мы можем встретить их на проходной в день отъезда. Время покажет. А пока до дембеля осталось меньше недели. Скорее бы домой...

16:06 День идёт неплохо. В половине десятого мы пошли в баню. Правда меня и почти всё моё отделение запрягли нести туда тюки с грязным бельём и чистыми портянками. Помылись знатно, получили новые портянки. Юра сделал в бане пикантный кадр, где на нас из одежды только кепки. Когда вернулись, пришло известие, что приехали бауманцы. Через некоторое время я увидел их живьём. На год старше нас, слегка неряшливо одеты, 13 человек. Неужели мы были такими же запуганными, когда приехали?

Наш личный состав сегодня немного позанимался ВСП, после чего поели, и сейчас идёт самоподготовка. Бауманцы заняли для проживания один из наших классов, поэтому второй взвод занимается в оставшемся, а первый - в своём кубрике. Нашим новобранцам только что выдали одежду (такую же, как у нас) и постельное бельё. Юра Романов получил задание научить их застилать кровать. Он взял кружку и пошёл...

А пока один курьёзный случай. Я вчера по собственной инициативе написал объявление в туалет. Текст был максимально прост и доходчив, а именно :"Посрал - смой! Чтобы не стоять в очереди утром..." С утра услугами нашего санузла в полной мере решил воспользоваться майор Ткаченко. Сделав дело, он обратил внимание на объявление и выполнил указанную там просьбу. После этого подошёл к дневальному :"Идея хорошая, но объявление надо переписать. Первое слово нужно заменить на "оправиться". :) Так и сделал.

Наше дежурство заканчивается. Ни происшествий, ни особых напрягов не было. Правда спал я вместо 4 часов всего 1.5. Но чувствую себя нормально. Сегодня снова отличная погода, настроение у всех хорошее. Пожалуй, напрягаются сейчас только бауманцы, которые гладят свою форму. Чувствую себя дембелем... "Курсант Васьков дежурство по роте сдал" "Курсант Пылаев дежурство по роте принял" Как долго я ждал этого момента.

Поужинали слабо, потом вместо программы время и в свободное время мы играли в футбол. На этот раз только свои. Играли 2 команды: "в майках" и "без маек". Первая команда выиграла со счётом 3:1. Отличились курсанты Васьков (это я), затем Бабенко (мой командир) и Белявский (курсант из моего отделения). В команде "без маек" гол с пенальти забил Алексей Сулимов (кстати, он играл в майке, что не раз вводило нас в заблуждение). В ходе игры несколько человек получили лёгкие травмы, в том числе и я.

После навеса Серёги Бабенко я пытался забить мяч головой, но в воздухе она встретилась с руками вратаря, в результате получился ушиб и царапина на переносице. Трус не играет в футбол. См. фото "Победители". 4 июля, среда 10:29. Сижу в аудитории 101 клуба. У нас снова ВСП. Только что Помощник принёс из буфета 2 Марса, которые я с удовольствием стрескал. Большая часть людей занимается своими делами, но некоторые слушают. Сегодня, видимо, весь день будет ВСП, а завтра нам обещали 4 часа "Химзащиты".

Юра Романов посчитал количество построений за один день. Получились 24 - только по распорядку, не считая внеплановых приказов начальников. Немного задалбывает. Сегодня майор Ефремов (с которым, кстати, бегали сегодня 3 км) на построении сказал, что ему донесли, что якобы один из нас даёт взятки врачу в виде шоколадок за освобождения. Мне, если честно, покласть на наличие взяточников, но очень не нравится то, что в коллективе есть дятел, который либо просто хочет сделать подлянку своему товарищу, либо хочет выслужиться за счёт этого крысятничества. Подозрение падает на двух-трёх людей из 2 взвода. Расследование продолжается.

Вчера Мишу Кривошеина отправили в увольнение - налаживать компьютер дома подполковнику Фиалко-Вагранову. В казарме он не ночевал - должен приехать сегодня. Ещё около 10 человек ходят на какую-то кафедру писать и проверять программы. Олег Шорин попал в их число. Из его слов я понял, что программировать военные не умеют. За посильное участие в процессе им обещали какой-то бонус на госэкзамене. Мой нос немного опух, выгляжу как боксёр. Побаливает, когда что-нибудь жую. До дембеля 5 дней.

15:51. Пять дней осталось, И свобода Нас встретит радостно у входа И братья меч нам отдадут. Не успел Миша вернутся из увольнения, как на очередном построении майор Ефремов вкатил ему 3 наряда вне очереди. Официальная формулировка - "за обман". Подробности уточняю. Ещё прапорщик обещал вкатить наряд Феде Федуркину, но думаю, что это выльется лишь в словесный прессинг со стороны Хабирова.

В 16:00 мы построимся и пойдём получать ОЗК (общевойсковой защитный комплект) для завтрашних занятий по ХЗ (химической защите). Сегодня выяснилось, что у Андрея Петрова, который вчера хромал после футбола, разрыв связок. Наши начальники подняли нездоровый кипиш вокруг этого случая и хотят запретить нам играть в футбол, якобы мы можем получить травму. Может, на улицу вообще не стоит выходить? Бауманцы сегодня уже все были одеты по форме. У них, в отличие от нас, вместо кепок - пилотки. Они ещё больше похожи на фронтовиков. Насколько я знаю, сегодня новички впервые занимались строевой подготовкой.

15:40. К нам на самоподготовку пришёл полполковник Швыдков, чем отвлёк от игры в преферанс. Согласно его словам, Миша Кривошеин получил наряды за то, что появился в нашей канцелярии подвыпившим, причём с опозданием, которое объяснил тем, что его задержали. Когда выяснилось, что это неправда, Ефремов взбеленился. А Федя, похоже, чем-то сильно нахамил прапорщику. Подполковник сказал, что по возвращению в Москву их отчислят с военной кафедры. Сомневаюсь.

 

5 июля, четверг

 

15:46. Итак, вчера мы до 19 часов "занимались самоподготовкай", отдохнули часок, сходили на ужин. После ужина ходили играть в футбол. Отлично поиграли. Наша команда ("без маек") выиграла со счётом 5:4. Очень неудобно писать об этом, но я забил 3 гола и сделал 1 голевой пас. В целом очень неплохо провели время.

18:24. Продолжаю. Сегодня с утра по традиции пробежка 3 км с Ефремовым, которая закончилась чуть раньше. Это нужно было, чтобы мы успели очень хорошо заправить кровать и навести порядок в тумбочке. Сегодня ждали начальника училища генерал-майора Трофимова. Но оказалось, что он приезжает завтра.

Позавтракали, после этого пошли получать ОЗК. Но этого добра там было только на один взвод, и им оказался второй. Мы же в это время отдыхали и сделали один кадр "Бойцы на привале". Затем мы пошли к зданию "Учебный корпус №2", в котором занимаются вопросами ХЗ. К нам вышел подполковник и показал то, что у него было в арсенале: различные виды противогазов и защитной одежды. После этого приступили к практическим занятиям по надеванию противогаза.

По команде "газы" нужно было затаить дыхание, закрыть глаза, сбросить кепку, нащупать на боку сумку с противогазом, открыть её, достать его, определить, как надо его взять (всё происходит с закрытыми глазами), одеть и выдохнуть. Сначала надевал один взвод, а другой смеялся, потом поменялись ролями. Нормативы одевания таковы: 5 за 7 секунд, 4 за 8, 3 за 10. У нас на первый раз результаты были от 5 до 30 секунд, в основном около 15. Я одел за 12 с чем-то.

После этого в теории все должны были научиться надевать скафандр, именуемый ОЗК, но из-за каких-то накладок это сделали только двое. Есть соответствующий кадр. Сегодня у нас жарко - обещали до 24 градусов. В отличие от курсантского комуфляжа с добавлением синтетики, у нас одежда - чистый х/б, но это всё равно слабо спасает. С утра майор Ефремов официально постановил нам ходить с засученными по локоть рукавами и расстегнутой верхней пуговицей на кителе.

После того, как мы вернулись с занятий по РХБЗ, он велел нам собраться с табуретками в нашем кубрике возле телевизора. Оказывается, в армии каждый месяц проводится "вечер вопросов-ответов", на котором командиры отвечают на абсолютно любые вопросы подчинённых. В общем, мы поговорили на тему современной армии, этого училища, современного поколения, войны в Чечне.

На обеде давали неплохую уху. Каким-то образом один котелок с ней распределился не на 2 стола, а на 3. Олег чуть не разорвал двух кексов, из-за которых ему не досталось первого. После обеда я сбегал в санчасть, чтобы проверить ногу, которая побаливала у меня с утра. Её перебинтовали и отправили меня восвояси. Около 16:00 я наконец пошёл за долгожданными фотографиями, получил их, после чего вернулся в казарму, где долго разглядывал их с п/п-ком Курочкиным и прапором Хабировым. Они были в восторге, но я, честно говоря, ожидал фотографий лучшего качества.

Я, не торопясь, пошёл в клуб, где уже около часа занимались самоподготовкой мои товарищи. По дороге встретил Ефремова, который тоже туда же напрявлялся, чтобы проверить их подготовку. Не удивительно, что застал он всех врасплох. В основном он вставил пистон тем, кто были не по форме одеты. В 19:15 мы вернулись в казарму, где перекантовались ещё часок, после чего двинули на ужин. Там я сделал снимок, как проходит приём пищи.

После ужина мы отпросились на часок у капитана, который в тот момент был единственным из руководства. И пошли играть в футбол. Из-за проблем с ногой я встал на ворота. Оттуда я сделал очередной снимок. Сыграли 1:1. Сначала Тимур легонько подправил мяч в ворота противника. Потом Кирилл, оказавшись один с мячом на пятачке, пробил и мою оборону.

Практически сразу после возвращения мы всей толпой отправились строем на вечернюю прогулку, где невпопад распевали "Катюшу", "Спокойной ночи малыши", "На поле танки грохотали". Капитан, который нас сопровождал, дал указание к завтрашнему дню определиться с песней, - выбрать ту, слова которой все знают (вроде гимна СССР) Во время вечерней проверки командиров (в т.ч. и меня) вызвал Ефремов и вставил пистон за то, что подчинённые плохо соблюдают дисциплину.

Завтра будет суровый день: около 28 градусов и 98%-ая влажность. Уже не знаю, повезло ли нам с погодой. Ещё утром обещали две пары по военной медицине. Дембель уже близко. Всё больше хочется домой, к тем кто любит и ждёт. Чуть больше трёх суток осталось. Жди, и я вернусь. Сейчас 0:16. Заканчиваю... Тем, кто ложится спать, спокойного сна.

 

6 июля, пятница.

 

9:23. Сидим на лекции по мед. подготовке. Выдалась свободная минутка. Вчера был интересный день в плане пищи. Утром давали пшёнку и мясной гуляш, днём - уху и картошку с тушёнкой, вечером - тушёную капусту и омлет. Во-первых, нам не дали камбалу, во-вторых, поразили разнообразие и несовместимость подаваемых блюд. Сегодня с утра была пробежка, на которой двое человек срезали по железнодорожным путям трассу. Один из них, Костя (Крюк, Клык), которого заметил Ефремов, получил два наряда на работы. Сегодня определился состав редколлегии стенгазеты. Нам предстоит наваять некий отчёт о сборах в Горелово-2001, чтобы отвезти его в Москву.

12:58. Жара и влажность навевают сон и дремоту. Мы отзанимались медициной. Сделал снимок "Юра и жгут". Теперь у нас ВСП со Швыдковым. Ощущаю лёгкое истощение организма. Местная пища высококалорийна, но в ней мало белков и витаминов. Планы приехать домой квадратным сорвались. Вернуться бы хотя бы круглым. Сегодня, наконец, приехал генерал-майор Трофимов.

Тот, кто попадается ему на глаза - уже наполовину виновен. А если он не по форме одет или нарушает распорядок дня - вероятнее всего его будут дрючить столько раз, сколько у него прямых начальников (включая генерал-майора). Мы с Арсеном заметили, что когда валяешь дурака, время идёт ещё дольше, чем когда весь день гоняют туда-сюда. Сейчас гоняют бауманцев, а на нас уже смотрят сквозь пальцы. Но не стоит расслабляться, потому что, как сказал Ефремов, "на каждую хитрую задницу найдётся болт с левосторонней резьбой".

Несколько людей уже нарвались на наряды за последние сутки. Олег просил записать, что те формулы, которые он написал по заданию НИЛ-2, были признаны Дмитрием Левченковым верными. Плюс полбалла Олегу. Хочу под тёплый душ, а лучше в ванну. Из-за климатических условий значительно быстрее загрязняется одежда и то, на что она одета. С удовольствием побегал бы в трусах. Интересно, как сейчас в Ярославле?...

21:16. Посидели на самоподготовке, пообедали, затем народ разошёлся в НИЛ-2, на самоподготовку, в наряд. А редколлегия: Антон, Арсен, Паша и я - остались ваять стенгазету. Отобрали фотки, прикинули расположение и подписи. Называться газета будет "Питерская сборная". Доделаем завтра. Поужинали тушёной капустой с любимой нами камбалой. Сейчас есть час свободного времени, до построения на прогулку.

Прапорщик сегодня долго крутился вокруг газеты, потом принёс через некоторое время альбом со своими фотографиями. Мы с интересом посмотрели на наших предшественников (тех, кто приезжал сюда год назад) и другие приключения прапорщика. Сделал пару кадров с ним и участниками редколлегии. Нам обещали, что категорически никуда не выпустят на ближайших выходных, но прапорщик сказал, что, возможно, намутим какую-нибудь вылазку в воскресенье.

Ох, опять узнаю нашу военную кафедру. Сегодня генерал не пришёл, зато он придёт завтра в 9:30. В связи с этим, говорят, отменят зарядку, дабы привести казарму в идеальное состояние. Думаю, завтра нас будут напрягать только этим. Вот осталось ещё днём меньше. Я уже предвкушаю, как проведу время в Москве. Хватило бы только лавэ.

23:05. Вечером прапорщик прознал, что я веду дневник, и около 22:45 встал передо мной, как лист перед травой: "Дай почитать". Пока он ознакамливался, я уже прикидывал то количество нарядов вне очереди, которое мне грозит. На моё счастье он не стал целиком читать первую страницу. :) Мы с ним поспорили насчёт нескольких фраз в его исполнении. Вообще, решили, что последнее время он перестал радовать нас своими высокохудожественными высказываниями.

Но не тут-то было. Не успели мы разойтись на отбой, как он выдал еще один шедевр: "Уже даже я лично в туалете ему отбой объявил, а он идет передо мной, яйцами трясет". Дальше он выходя из комнаты бауманцев, застигает врасплох Леху Сулимова, который возвращался из умывальников. Леха с разбега прыгает в кровать прямо в штанах и накрывается одеялом. Старшина : "Ты совсем решил меня за&бать к концу сборов что ли? Что ты под одеялом прячешься - раздевайся!"

В 23:35 я сделал очень необычный, немного аморальный кадр. Если он получится - и так все станет ясно. Народ сегодня беснуется - только что были бои на подушках во втором кубрике. Чем дальше влез, тем ближе вылез. Завтра уже нечем станет пугать народ, и я боюсь представить, что может твориться вечером. 34 часа до отъезда. Сделал кадр с видом из нашего окна. Такие закаты здесь не редкость. А ведь на дворе 23:43.

 

7 июля, суббота

 

20:59. Что же было сегодня? 7:00 - подъем, вместо обычной зарядки приводим в порядок казарму. Все должно быть идеально: кровати подушки, тумбочки, окна и пол. Так и сделали. Ушли на завтрак уже с тетрадями, чтобы больше не мешать дежурным. Вернулись только "секретчики" за учебными пособиями и я за стенгазетой. Потом пошли в клуб заниматься СамПо. Там 4 журналиста занимались газетой, остальные - как обычно.

Около клуба сделал снимки обоих взводов, запечатлел уже внутри клуба спящего Северного, а так же как мы работаем над газетой. А тем временем генерал наведался-таки к нам в казарму. Об этом мы узнали через некоторое время от Швыдкова. Он говорил, что тот был доволен. Когда мы вернулись в казарму (около 14:00) нас уже ждал прапорщик, который весь светился. Как выяснилось, генерал лично выразил ему благодарность и пожал руку.

Его рассказ звучал примерно так: "Генерал наверное думал, что зайдет сюда, а здесь бл&ть еб@воюмать. А здесь все было идеально, если бы не 3 говнюка" - косится на дежурного - курсанта Бондаренко. - "Ну всё с ним отрепетировали, три офицера тут перед ним два часа на коленях ходили, лишь бы сделал все правильно. А он подходит и говорит: "ч-п-т-в-р..." Ну, генерал не стал его дослушивать и пожал руку... прошел по казарме. Ну я, бл&ть, как сердцем чувствовал, что он в дальний сортир зайдет..." Надо сказать подготовка этого туалета началась задолго до его прихода.

В общем так вылизали казарму, что генерал назвал ее лучшей во всем училище. И прапорщик, и майор Ефремов выразили благодарность дежурным и личному составу за хорошую службу. Нас распустили, и мы, пользуясь случаем, сделали фотографию отдельно вместе с прапорщиком. Потом пошли на обед, где дежурными были Миха Козин и Тимур Хакимьянов (они получили по наряду из-за того, что вместо ходьбы строем пошли в буфет).

Оказывается что сегодня праздник Ивана Купалы. В связи с этим по столовой ходили человек 10 курсантов и купали всех подряд в большой ванне с теплой водой, бросая их туда без одежды. Один дежурный из числа курсантов был застигнут начальником столовой врасплох: мокрым и голым. За это его немедленно сняли с наряда. Вот так. Кстати сегодня многих из наших курсанты поливали, подкрадываясь к ним незаметно с ведёрком-другим воды. Дима Доманов отомстил подкараулившим его с ведром воды курсантам.

Он высунулся из сушилки, окна которой находятся как раз над подъездом, у которого на скамейке они сидели, и вылил на них всю свою обиду (полное ведро). Знай наших! После обеда у нас был ПХД. Редколлегию отпустили заниматься газетой, остальные занимались уборкой помещений. Между делом заснял уборку второго кубрика. Около 18:00 мы закончили, а через некоторое время прапорщик сказал, что какие-то курсанты хотят сыграть с нами в футбол.

Мы приняли вызов и сыграли. Играли часа полтора, все это время шел дождь. Результат - 5:2 в их пользу. У нас дважды забил Леха Баранов, я сделал один голевой пас. Да, курсанты неплохо играют, но еще неделя - и мы бы их сделали. Через двое суток уже буду дома. После футбола сходили на ужин. Там была тушеная капуста с камбалой. Кстати, после футбола выглянуло солнце, и появилась красивая радуга. Сделал очередной кадр.

Сейчас 22:43. Народ во всю релаксирует, отбой ведь в 0:00. Во втором кубрике идет игра в мафию, в которой участвуют толпа наших и товарищ прапорщик. Время от времени оттуда раздаются восторженные возгласы и аплодисменты. Надо пойти проверить... Проверил и сам немного поиграл. Прапорщик неплохо играет, достоверно врет, хотя играть научился только сегодня. Сделал снимок "За игрой в мафию".

Сегодня люди из нашего взвода ездили за покупками - купили всякой еды и подарки нашим офицерам: Ткаченко - часы, Ефремову - литровую бутылку "Флагмана". Мне, как командиру отделения, предстоит собрать деньги со всех подчиненных. Интересно, что мы будем делать завтра весь день. Побыстрее бы домой. Там свобода и вкусная еда. И кое-что еще...

 

8 июля, воскресенье

 

9:14. Была жаркая ночь - как только ушел прапорщик - началось мочилово на подушках во втором кубрике. Сначала это было полкубрика на полкубрика, но потом они пошли войной на наш. Мы отстояли нашу территорию. В ходе битвы мне кто-то засадил по носу, отчего он снова начал побаливать. Сделал несколько снимков, надеюсь что-нибудь из них поучится. Продолжим сегодня.

Около 4 часов утра меня разбудили и попросили запечатлеть нечто. Этим нечто оказался Вова Сухомлин, который мирно спал в своей кровати. Единственное что отличало его от спящих товарищей были два рулона туалетной бумаги, намотанные вокруг него и его кровати. Сделал пару соответствующих кадров. Утром подъем был в 8:00.

После завтрака мы строились, и прапорщик, который с трудом оторвался от моей рукописи (которую взял с моей тумбочки), выдал нам еще несколько приколов: "Ты что там наклонился? Что-то отвалилось?", "Ты что думаешь, что если увольнение, то все, снял форму и забыл? Эта форма выдана тебе до конца жизни. Сдашь мне ее через 3 недели, когда будешь уезжать." (это было сказано бауманцу) Бауманцы пошли в культпоход, а нас не отпускают. :( Сидим и играем в мафию. Может сходим сегодня поиграем в футбол. До этого доиграли с Димой, Мишей и Серегой старую пулю - я выиграл около 240 вистов на пуле 20. До дембеля меньше суток.

14:32. Вернулись с последнего обеда. Ничего не охота делать. Играть в футбол - жарко, загорать - рано. Остается играть в преф. Многие как и до обеда ушли в дремоту, но по мне - это уже чересчур. ПНС. На построении на обед один курсант поздно бежит в строй, т. к. доставал из тумбочки банку зеленого горошка. Прапорщик: "Почему еще не в строю? А, горох тащишь на обед? А потом вечером всю казарму обосрешь!.."

21:50. Итак, с тех пор я успел немного позагорать и проиграть 40 вистов в преф и порубиться в мафию с товарищем прапорщиком. После этого был прощальный ужин (картошка с камболой). Все курсанты с завистью смотрят на нас, понимая, что мы уезжаем отсюда навсегда. Выходя из столовой, я услышал громко играющую из окон казармы композицию Chemical Brothers "... beats".

Это было знамением возвращения к нормальной жизни. После ужина мы сразу пошли фотографироваться с прапорщиком, подполковником Курочкиным, и подполковником Катуновым.(Фотографии сделаны с 21:00 до 21:30). Когда шли к казарме, хотели сделать салют своими кепками, но не успели. Тогда мы сделали его в казарме, подбрасывая их до потолка. В это время зашел тов. прапорщик и предложил кое-что поинтереснее: "...Ты лучше х&й оторви себе и подбрасывай!.."

Итак, нам сказали переодеваться в гражданскую одежду и сдавать военную. Сделал за вечер несколько кадров с бойцами, а также с комплектом одежды, в котором я ходил 21 день. Внезапно оказалось, что именной ремешок для штанов с подписью тов. прапорщика, который он мне подарил, Макс Карев взял и сдал ему среди прочей одежды. :( Одним сувениром меньше. Вечером на поверке: ..."Уразов" - "Я" - "Хван" - "Мы!"... (Напоследок народ решил поприкалываться над бауманцем и заодно над прапорщиком, но тот шутки не понял и несколько минут полоскал нам мозги)

23:16. Назревает глобальный maxыч между кубриками. Как только прапорщик уйдет, возможно, начнется битва на подушках и полотенцах. Они пожалеют, что не отправили нас домой сегодня.

 

9 июля.

 

13:09. Продолжаю рассказ. Вчера обстановка накалилась до предела. Если первый взвод спокойно в большинстве своем занимался своими делами: отдыхал, разговаривал, - то второй уже было построился "свиньей", чтобы показать нам "Кузькину мать". Однако в ситуацию вмешались наши командиры: Сережа, Дима и Юра, которые встали на границе кубриков и стали остужать пыл второго взвода. Те уже оделись в спартанские плащи из простынь, надели банданы, вяли в руки подушки и полотенца.

Но на командиров у них рука не поднялась, и через некоторое время народ разошелся. А в проеме между кубриками поставили скамейку и посадили дежурного по роте, дабы предотвратить всяческие поползновения. На этом все закончилось. Я заснял лишь одного вражеского лазутчика - Мишу Даудриха. В эту ночь неизвестные проникли в кубрик бауманцев и поменяли им сапоги: половине поставили оба левые, остальным - правые.

А также подкололи Сергея Бабенко - убрали его ботинки (спрятали за колонной) и подсунули ему начищенные до блеска сапоги из сушилки. Утром прапорщик увидел их и наорал на него: "Вы что, хотите сапоги домой увезти?!" Выясняли, кто прав, они минут пять.) Итак, утро. Утром бауманцы доложили командованию, что ночью " была попытка устроить беспредел". Но с нами уже нельзя было ничего сделать, ведь это были последние часы нашего пребывания в училище.

Вопреки моим ожиданиям, не было ни суеты, ни ажиотажа. Спокойно оделись, собрали вещи, позавтракали (пшенка и сосиски, причем пшенку сильно пересолили - таков ритуал), сдали постельное белье. Наступила пора прощания. Первым это сделал майор Ткаченко, командир нашего взвода. Он собрал нас в классе, сказал несколько добрых прощальных слов, и исполнил нам под гитару прощальную песню, которую он сочинил, когда выпускал своих предыдущих курсантов.

Как бы много я отдал за то, чтобы снова услышать ее и запечатлеть нашего командира на память с гитарой. Мне запомнились лишь несколько слов: "Лейтенанты, лейтенанты. Вот пробили вам куранты..." Пока он пел, по глазам было заметно, что ему очень жаль с нами прощаться, и вот под конец третьего куплета его голос дрогнул, и майор, с трудом сдерживая слезы, выбежал из класса. Думаю, его догнал гром наших аплодисментов. Он действительно спел так, что за душу взяло. Потом нам прощальную речь сказал майор Ефремов, который был менее сентиментален.

Он дал нам несколько мудрых советов, напутствий и попросил прощения, если что было не так. Не помню, кто сказал фразу, которая мне очень понравилась, хоть и проста, как трусы: "За три недели вы стали настоящими мужчинами и защитниками отечества". Затем мы сфотографировались все вместе, после чего последний раз прошли по плацу, просалютовав, подбрасывая на этот раз мелочь, по традиции зтого училища. Надо сказать, в этом ритуале есть что-то завораживающее: блеск монет в воздухе и их звон об асфальт.

Да, забыл сказать: перед уходом наш любимый прапорщик пожал каждому руку и подарил по кокарде. На память о нем у нас еще осталась диктофонная запись его песни под баян. Когда мы покидали училище через ворота, за ними стояли приехавшие абитуриенты с родителями. Ефремов им сказал: "Их уже отчислили", имея в виду нас. Одна из матерей абитуриентов сказала: "Да ладно, отчислили. Они же все улыбаются". И это было так.

Осознание того, что мы покидаем это забытое богом место, приносило большое удовольствие. А вот уже по дороге в электричке и сейчас, в поезде, мне стало немного грустно оттого, что нескольких хороших людей, которые, даже когда мучили нас, делали это для нас же, мы, скорее всего, никогда не увидим...

Сейчас 14:24. Мы едем в поезде "Юность", который несет нас со скоростью 90 км/ч от одной столицы к другой. Заканчивается наш трехнедельный отпуск, который лично мне показался двухмесячным. Это были абсолютно новые, интересные и незабываемые впечатления и одновременно испытание на прочность, которое прошли не все. Этот "пионерский лагерь строгого режима" большинство из нас запомнит надолго. Дома нас ждут родные, близкие, вкусная еда и горячая вода, а также работа, учеба, проблемы и дела. Но это уже совсем другая повесть...